Fuga temporis

Киркенесская этика. И.М.Дьяконов

Игорь Михайлович Дьяконов

Библиография и ссылки на интернет-публикации

Дворцовая площадь, около 1986 г. И.М. смотрит на окна кабинета возле Комендантского подъезда Эрмитажа, в котором он работал в 40е и 50е гг.

"Игорь Михайлович Дьяконов (1915-1999) - один из крупнейших ученых-востоковедов нашего времени, историк Древнего мира, лингвист, поэт-переводчик (русские переводы "Эпоса о Гильгамеше", "Книги Экклесиаст" и других памятников восточной литературы). Родился в Петрограде, в 1922-1929 гг. вместе с семьей жил в Норвегии. В 1938 году окончил Ленинградский университет, до и после войны работал в Отделе Востока Государственного Эрмитажа. Во время Великой Отечественной войны служил на Карельском фронте, в 1944-45 г. – переводчик Советской комендатуры в г.Киркенесе в Норвегии. Автор десятков монографий и сотен статей, основатель петербургской ассириологической школы, почетный член многих европейских и американских научных обществ и академий."

Эта официальная биография была написана для последней книги И.М., "Пути истории", которая осталась малоизвестной - хотя представляет собой радикально новый постмарксистский взгляд на теорию истории. Как всякая хорошая научная теория, фазовая теория Дьяконова не отменяет марксистскую стадиальную теорию, но включает ее в себя. В наше время, быть может, немодно интересоваться историями естественных процессов - и тем не менее, возникновение новой теории для истории человечества не может не быть значительным событием.

Картина снималась как раз в то время, когда создавалась русская рукопись "Путей истории".

Но началом картине послужила другая работа И.М., одноименный трактат "Киркенесская этика". Этот текст можно найти на многих сайтах, например, здесь.

История его неясна. Я впервые увидел это сочинение в английском авторском автографе, - как обычно писал И.М, - в ученической тетрадке в клетку с оторваннной обложкой, исписанной мелким почерком (обычно черной пастой). Так выглядили его первые беловые автографы, и я могу полагать, что это был именно оригинал. Текст этот появился, если не ошибаюсь, в 1986 году по просьбе Жана Боттеро, французского ассириолога и близкого друга И.М. Между ними был примерно следующий разговор. Жан Боттеро говорил: "Что думают об этике люди, которые основываются на библейской традиции - это известно ". (Боттеро был в молодости католическим монахом, и посвятил свою жизнь изучению, в широком смысле, исторических корней Библии). - "А вот что думают люди, считающие себя атеистами? Не возьметесь ли Вы изложить, как эти вопросы представляются людям Вашего круга?" И.М. взялся и написал эту тетрадочку, которую впоследствии перевел на русский язык, - если я правильно запомнил, с некоторыми дополнениями. Издать ее в советском 1989 году как современное сочинение под своим именем он не счел разумным. Мистификации он любил, к тому же чем дальше отстоит сочинение от наших дней и от своего публикатора, тем убедительнее оно выглядит. Что не было никакого "молодого советского офицера в тех же летах и в том же звании", это было ясно и читателю "Знания-силы", где "Киркенесская этика" была впервые опубликована. А вот был ли этот текст действительно написан в Киркенесе в 1944 году (по крайней мере в своей нынешней форме) - это остается вопросом.

Жан Боттеро умер в поселке Жиф-сюр-Иветт близ Парижа 15 декабря 2007 г. в возрасте 93 лет.

В 1990 году, когда заканчивалась работа над фильмом "Первый глоток воды", у меня появилась идея сделать таким же любительским способом фильм о моем отце, переплетя его биографию с текстом его трактата. Биографические части предполагалось, так сказать, мизансценировать - например, я хотел воссоздать кукольный театр, в который играли в детстве братья Дьяконовы (ящик с фигурками, такой можно увидеть в фильме "Фанни и Александр" ). В июне 1990 года мы поехали с Татьяной Чистовой (ныне кинорежиссером) в Беломорск, где еще сохранился " рыжий барак", в годы войны занятый редакцией газеты Der Front Soldat (подчиненная Отделу пропаганды среди войск противника), где сотрудничал И.М. Беломорская глава не вошла в окончательный вариант картины, и из наших с Татьяной съемок остались только убегающие рельсы в хроникальном эпизоде.

В это же время я рассказал о своем отце Александру Николаевичу Сокурову, в группе которого я тогда работал писарем (печатал на иностранной машинке). А.Н. провел запись "библейской лекции" И.М. (общие сведения об историко-филологических реалиях библейских книг, их составе и происхождении) - запись эта, к сожалению, скорее всего утрачена. В начале 1991 А.Н. организовал большое интервью с И.М. Беседа длилась более трех часов в квартире А.Н. на 22-ом этаже. Были привлечены серьезные по тем временам средства - камера Betacam SP, (они тогда только начали появляться), отдельная запись звука. Оператором был Александр Буров, звукооператором Владимир Персов. Беседа, начавшаяся очень многообещающе, с классической музыки и вопросов о детстве, катастрофически не сложилась. В конце концов Александр Николаевич отдал мне этот материал, который отчасти вошел в фильм, введя в него, тем самым, и самого Сокурова.

Вошел в картину и материал, снятый норвежским тележурналистом Яном Бьорге в 1989 году в Киркенесе и в Петербурге, и любезно предоставленный мне автором.

Осенью 1991 году я поступил во французскую киношколу ФЕМИС, и почти сразу решил использовать имевшиеся там ресурсы для продолжения работы над К.Э. В начале сентября 1992 года мы с моей соученицей, оператором Сесиль Гренье, приехали в Петербург со школьным Betacam'ом и вдвоем сняли основной материал картины. Был такой момент, когда Сесиль снимала фотографии в моей комнате, где я сейчас пишу эти строки, а с потолка тем временем лило в тазик - как в те годы частенько бывало. Первый, полуторачасовой вариант кино был закончен в 1993 году и представлен на заседании Отдела Востока Государственного Эрмитажа. И.М. почему-то не мог там быть, а видеомагнитофоны были тогда редкость. И мы устроили так: показать картину И.М. решили в заставленной всякой аппаратурой келье инженера-электронщика Геннадия Ивановича Староверова, он помогал мне во многих делах. Нам надо было на станцию Фарфоровскую, и мы с И.М. поехали на электричке. Под Фарфоровской тогда стоял цыганский табор, еще стыдливо не отгороженный бетонным забором от глаз проезжавших. Цыгане были и в вагоне, где ехали мы; подростки-цыганята ехали рядом с нами. Каково же было их удивление, когда сидевший напротив них престарелый академик... обратился к ним по-цыгански.

И.М. с интересом посмотрел картину. "Это - вся моя жизнь", - сказал он.

Производство: Студия Берег, 1998
Документальный, 52 мин, Betacam SP
Операторы: Сесиль Ансьё, Сергей Юриздицкий, Сара Корню

Фрагмент (Windows Media, 3 мин, 6,3 Мб).

Картина целиком (Windows Media, 52 мин, 224 Мб).

Полную библиографию И.М.Дьяконова и наиболее полный из известных нам списков ссылок на интернет-публикации доступен на сайте http://www.gerginakkum.ru/, "Шумеро-вавилонская библиотека".

Условия использования

Я выкладываю принадлежащие мне картины на сайте целиком, в свободном доступе, по мере их подготовки к web-публикации и делаю это осознанно, считая, что самиздат в Интернете нужно поощрять, по крайней для картин с узкой, специальной или разрозненной аудиторией. В ответ на это я прошу тех, кто скачивает картины целиком, соблюдать следующие правила:

1. Если Вы собираетесь использовать материал на своем сетевом ресурсе, обязательно дайте ссылку на fugatemporis.com.
2. Свободное размещение картин на сайте не дает Вам права на использование их, изображения, фонограммы, или того и другого вместе, целиком или во фрагментах, в других аудиовизуальных произведениях без моего письменного согласия. Нарушения этого правила будут преследоваться по закону.

Первый глоток воды Игровая картина, снятая любительским способом в 1989-1990 году. Это очень любимая мною вещь, у которой, несмотря на ее совершенно непрофессиональный облик, есть благодарные зрители. Спасибо им! В картине удалось сказать что-то неподдельное и настоящее о юности - тем способом, который тогда был мне доступен. Картина выложена на сайте целиком.

Легкий ветер. Памяти Виктора Максимовича Жирмунского Фильм о выдающемся отечественном филологе снят в 2001 году по просьбе Николая Николаевича Казанского, ныне академика РАН, директора Петербургского Института лингвистических исследований. Роль таких людей, как Жирмунский, трудно объяснить в двух словах неспециалисту. Их очень немного; без них не было бы русской литературы - как ни странно, в ней нужны не только поэты и писатели, но и их спутники, хранители и учителя.

...И казалось, что после конца
Никогда ничего не бывает.
Кто же ходит опять у крыльца,
И по имени нас называет?

Музыка после юности Картина задумана в 1995 году, вместе с ее главным героем, историком Скандинавии и педагогом Вадимом Казанским. На нашем сайте с любезного разрешения автора размещены его песни в формате MP3. Однако названия их - не всегда авторские; некоторые песни даны под более краткими "домашними" названиями, под которыми они известны в обиходе.

Сердце поселка Небольшая зарисовка о поселке Извара, стоящего у начала жизненного пути выдающегося художника, общественного деятеля и духовного учителя Николая Константиновича Рериха.
Картину можно посмотреть целиком на сайте www.yab-yum.ru в формате wmv.

| Contact Us | ©2012 Алексей Янковский |